<= предыдущая >>>>> следующая =>

БУДЬ ОСТОРОЖНА, КАРОЛИНКА!
КУДА СПРЯТАТЬ МЕЛОК?
ПОЛНЫ РУКИ РАБОТЫ


ПРИВЕТ, КАРОЛИНКА!
Мария Крюгер
повесть-сказка


          
БУДЬ ОСТОРОЖНА, КАРОЛИНКА!

Каролинка сидела на каменной скамейке у дома. Рядом она поставила зелёную лейку - Каролинка сказала дома, что выйдет полить цветы на клумбе. После того, как обед завершился и оба повара пропали, Каролинка решила спуститься во двор, чтоб всё спокойно обдумать. Туда же должен был прийти и Петрик, они уже договорились об этом.

Итак, Каролинка сидела в задумчивости на скамейке у газона. Место было уединённое. И потому Каролинка могла, вынув из кармашка голубой мелок, поразмыслить над тем, что произошло.

"А что, если всё это мне приснилось, - рассуждала сама с собой Каролинка. - Ведь сказала же мама, что голубой телефон ей приснился. Да, но мама не считала, что обед приснился тоже. Нет, обед был настоящий!"

Каролинка, поглядев на мелок, стала думать, что бы ей такое нарисовать, как вдруг послышался знакомый голос:

- Ой, какой хорошенький мелок! Покажи-ка! Я такого ещё не видала. Откуда он у тебя? Заграничный, да? Смотри, как блестит! Подарили?

Это была Агася. Увидев, что Каролинка сидит на скамейке одна, она подбежала к ней и протянула за мелком руку.

- Покажи! - повторила она.

- Лучше не дотрагивайся, сломаться может, - буркнула Каролинка.

- Подумаешь! Раз ты такая, не нужен мне твой мелок. Вот ещё, мелков я не видала, что ли? Не буду ходить перед тобой на задних лапках, тоже мне подруга.

Сказав всё это, обиженная Агася удалилась.

- Да, я твоя подруга! - хотела крикнуть ей вслед Каролинка, но не смогла, потому что в эту минуту ей захотелось расплакаться. Ай-ай-ай, какой необыкновенный, какой трудный день! Сколько всего свалилось на Каролинку! Сначала, правда, были вещи приятные, хоть и странные, а теперь, пожалуйста - неприятность. Кому охота терять подругу! Но давать мелок Агасе было нельзя, потому что у Агаси бывают иногда самые невероятные желания, она может сломать мелок - что тогда будет? Или нарисовать неведомо что... Самое лучшее - подальше спрятать мелок, чтоб с ним ничего не случилось. Может быть, даже стоит завернуть его в платочек... Каролинка полезла за платком. И нащупала в кармане листок бумаги. Но не обратила на него внимания - она думала обо всех этих делах, связанных с голубым мелком, - сами понимаете, было о чём подумать. Не заметила она также, как вновь кто-то очутился рядом. Но это была не Агася, а незнакомая ей тётенька, которая неизвестным образом оказалась вдруг на дорожке у скамейки. Тётенька была худущая и высоченная, на голове - шляпа, которая всё время сползала набок, закрывая ей лицо. Из-под короткой юбки торчали ноги в натянутых кое-как чулках.

- Дорогое дитя, - произнесла тётенька, - дорогое дитя, не та ли ты девочка, которая вывесила на двери объявление?

- Какое объявление? - спросила Каролинка и посмотрела на дверь. В самом деле, на лестничной двери виднелась бумажка.

- Это Петрик наклеил, - объяснила Каролинка.

- А ведь мелок-то - мой! - сказала неожиданно тётенька. Шляпа меж тем съехала на другой бок и выглянул кончик длинного острого носа. Женщина потянула за край шляпы тощими пальцами с длинными ногтями. Её рука напоминала аистиную лапу.

- Мне бы хотелось, дитя моё, чтоб ты вернула мне мою пропажу.

Каролинка встала вежливо со скамейки и сказала, не в силах одолеть удивления:

- Вы меня, пожалуйста, извините, но та тётенька...

- Какая ещё "та тётенька"? - проскрежетала Каролинкина собеседница.

- Та тётенька, которая потеряла мелок, - с достоинством объяснила Каролинка, - выглядела совсем иначе. Плащ у неё был голубой, и вообще... она была другая!

- Я вижу, ты совсем завралась! - грубо сказала Каролинке незнакомка. - Немедленно отдавай мелок! Где он у тебя!

- Не скажу! Потому что вы совсем другая! Мелок я отдам только той тётеньке!

- Ах тааак, - зашипела, словно змея, грубиянка. - А что у тебя в кармашке передника, деточка? Если не ошибаюсь, именно там ты прячешь что-то!

И странная незнакомка протянула свою длинную лапу, чтоб схватить голубой мелок!

- Нет! - геройски крикнула Каролинка. - Пусть придёт та тётенька в голубом плаще!

- Не отдашь? - снова зашипела захватчица. - Ну, это мы ещё посмотрим!

- Нет! - повторила Каролинка. - Извините, пожалуйста, но вам - не отдам.

И Каролинка подалась всем телом назад, потому что эта разбойница наклонилась к ней и вновь потянулась к карману передничка. Каролинка меж тем успела вложить руку в карман, при этом она не заметила, что из кармана на траву выпала бумажка, которая сама собой развернулась. А на бумажке был рисунок.

Трудно объяснить, как это произошло, но в ту же секунду с бумаги сошёл голубой кот. Каролинка хотела крикнуть: "Киса - помоги!", но не успела - кот сделался раза в два больше, его голубая шерсть встала дыбом и он, выгнув дугой спину и громко фыркнув, что, как известно, является у котов признаком ярости, бросился в нападение.

- Фффф, - шипел и фыркал голубой кот.

- Пошёл вон! - закричала тётенька. - Что это значит?

И зонтиком, который неизвестно откуда появился у неё в руке, замахнулась на кота.

- Не бейте его, не надо! - крикнула в отчаянии Каролинка и, вытянув руки, бросилась на помощь коту. Но он и сам мог за себя постоять: одним прыжком очутился он на огромной шляпе незнакомки и грозно зашипел. Кажется, это сильно её напугало, потому что она сказала со стоном:

- Сдаюсь. Только ты уйди с моей шляпы!

- Фффф, - голубой кот снова зашипел и зафыркал, затем прыгнул как ни в чём не бывало на скамейку рядом с Каролинкой, а тётенька бросилась наутёк. Как Каролинке показалось, она открыла свой дырявый зонтик и, ухватившись за ручку, поднялась в воздух, а затем исчезла за крышами домов.

Разинув рот, следила за ней Каролинка, но из оцепенения её вывело тихое мяуканье. Теперь мяуканье было не злое, скорее заискивающее - мяу!

- Голубой кот, - прошептала Каролинка. - Какой же ты молодец, что пришёл мне на помощь!

- Может, я и в самом деле молодец, - замурлыкал довольный кот, - но подумай, что могло бы произойти, если б Филомена отобрала у тебя мелок.

- Так, значит, это была Филомена?

- Она самая, моя дорогая, она самая.

Ну разумеется! Это была Филомена. Просто Каролинка не сразу её узнала. Из-за этой огромной шляпы, которая закрывала лицо.

- Мне показалось, будто я знаю, кто это, - призналась Каролинка, - но догадаться я так и не смогла. Вот уж не думала, что она появится снова.

- Ай-ай-ай, какой ты ребёнок, Каролинка! Ведь она один раз на вас уже напала!

- Да, да. Это Петрик случайно её нарисовал.

- Вот именно.

- Она напала на нас, хоть у нас нет больше голубой бусинки...

- Зато у вас есть голубой мелок!

          
КУДА СПРЯТАТЬ МЕЛОК?

Каролинка стояла в задумчивости посреди комнаты. Поскольку тётя Агата уехала, Каролинка жила сейчас в этой комнате одна. Она стояла с голубым мелком в руке и думала, куда бы его спрятать. В платяной шкаф? Нельзя. Мама часто заглядывает туда, чтоб проверить, аккуратно ли Каролинка сложила свои вещи. Что скажет мама, если обнаружит там мелок? Может, положить его на книжной полке, у самого края? Тоже не пойдёт! Мелок может скатиться оттуда, упасть на пол и сломаться. Вот было бы горе!

Куда его сунуть?

Каролинка прошлась взглядом по мебели. Посмотрела на свою кровать, застланную покрывалом с цветами, на белый шкаф с одеждой, на полки, на которых стоят книжки. На верхней полке - книги для чтения, на нижней - учебники, обернутые в чёрную бумагу. Рядом столик. Тоже белый. На нём Каролинка готовила уроки. На столике вазочка с цветами и две фотографии в рамках. На одной из них тётя Агата, выглядит она не так, как выглядит теперь, потому что фотографию сделали в дни её юности. У тети Агаты были тогда две толстые косы и смеющееся лицо. Некоторые говорят, что Каролинка на неё похожа. На другой фотографии, чуть побольше, папа и мама. Мама на этом снимке с чёлкой, а папа очень худенький. Этот снимок Каролинкин дядя сделал, кажется, лет шесть назад.

Кроме фотографий, на столике стоял ещё барометр. Это - такой прибор, который показывает, хорошая будет погода или дождь. Барометр был, откровенно говоря, собственностью тети Агаты, но стоял на столе у Каролинки.

Можно ли было оставить там голубой мелок? Каролинка перевела взгляд направо, где стояла кровать тети и её туалетный столик с зеркалом. Столик был весь уставлен фотографиями, флакончиками с духами, банками с кремом, были там также две вазочки.

- Нет, нет, нельзя класть мелок на туалетный столик тёти Агаты. Лучше положить всё-таки на свой стол. Это всего удобней - если мелок понадобится, сразу можно будет его взять, и не надо нигде рыться.

И Каролинка положила мелок между фотографиями. Ей показалось, что это самое подходящее место.

Впрочем, времени на размышление не оставалось, потому что в комнату заглянула мама.

- Мне надо уходить, Каролинка, - сказала мама. - Ты останешься дома одна. Ничего не поделаешь, пока мне не дадут отпуск и мы не поедем на море, тебе придётся быть дома одной...

- А на дворе играть можно?

- Можно, только мне бы не хотелось, чтобы ты бегала по дождю. А если очень уж надо, надень тогда боты, чтоб ноги были сухие. И не ходи по лужам. В холодильнике я оставила тебе молоко, выпей, когда будешь завтракать во второй раз. Есть там ещё пирог. Можешь пригласить Петра. Позавтракаете вместе. Молока и на Петра хватит. Ты уже придумала, во что будете играть? Может, в домино?

- Э, нет! - Каролинка помотала головой. - В домино я не люблю.

- Может, будете рисовать? - поинтересовалась мама. - Вижу, у тебя на столе лежит мелок. Всего только один! Знаешь что? Я оставлю тебе денег, и когда дождик кончится, ты сходишь в магазин на нашей стороне улицы и купишь новые мелки. Только очень прошу: не переходи на другую сторону. Я всегда сама не своя, когда ты переходишь через дорогу. Купи себе мелки. Мне интересно выяснить, кто из вас лучше рисует - ты или Пётр.

- Пётр - лучше, - со вздохом произнесла Каролинка.

- Ну-ну, посмотрим...

Мама хотела сказать что-то ещё, но в этот момент позвонили в квартиру, и она пошла открывать. Это была пани Люцинка, мамина приятельница с работы.

- Я за тобой, Аня, - сказала пани Люцинка маме. - Хочу купить себе новую шляпку. Ты лучше всех можешь посоветовать, какую выбрать. Мы ещё, пожалуй, успеем. Пойдешь со мной?

- С удовольствием, - согласилась мама. - Знаешь, я даже видела одну очень красивую шляпку. У неё была высокая тулья и поля... погоди, объяснить трудно, лучше я нарисую.

Не успела Каролинка слова сказать, как мама подошла к столику и голубым мелком стала рисовать шляпу.

- Сзади у неё было перо, - сказала мама.

- Сзади перо? - задумалась пани Люцинка. - Красиво ли это? Постой, постой... Точно такая шляпа?

Каролинка закрыла глаза руками, страшно было смотреть на то, что может сейчас произойти. Обе женщины стали меж тем громко восхищаться шляпой.

- Очаровательно! - воскликнула пани Люцинка. Обрадованная мама добавила:

- Правда! Только не представляю себе, откуда она тут взялась. Не помню, чтоб я её покупала. Ага, догадалась! Это, наверно, Янек. (Янек - это Каролинкин папа). Наверно, это Янек хотел мне сделать сюрприз. Он знает, я безумно люблю голубое. Каролинка, ты не видела, когда папа принёс сюда эту шляпу?

- Нет, папа её сюда не приносил, - сказала маме Каролинка.

- Ну, тогда представления не имею, как она тут очутилась. Шляпа, во всяком случае, очень красивая.

Мама надела шляпу и побежала в ванную, чтоб посмотреться в зеркало. Пани Люцинка пошла следом.

- Тебе очень идёт эта шляпка, Аня, - сказала она маме. - Я с удовольствием куплю себе такую же. Пошли скорей!

- Пошли, пошли! - подхватила мама. И перед уходом ещё раз напомнила Каролинке про второй завтрак.

- Когда вернусь, постараюсь приготовить обед. Не каждый день приходят повара из бюро добрых услуг. Представь себе, - мама вновь обратилась к пани Люцинке, - представь себе, вчера у нас был настоящий пир. Пришли повара из бюро добрых услуг, - как оно называется, я уже не помню, - и совершенно бесплатно приготовили нам замечательный обед. А потом так быстро ушли, что я даже поблагодарить не успела. И ни за что не хотели брать денег. Вообще день вчера был какой-то странный. Ты знаешь, мне приснилось, будто у нас телефон. Голубой. Очень красивый. Но стоит снять трубку, как раздаётся мяуканье.

- Ужасно смешной сон, - согласилась пани Люцинка. - Пошли же, в конце концов!

Хлопнула входная дверь, и Каролинка осталась одна. Первое, что она попыталась выяснить, - на столе ли голубой мелок. Но его там не было.

"Что с ним случилось? Что с ним случилось?" - твердила про себя в отчаянии Каролинка. Вдруг кто-то позвонил. "Наверное, Петрик, - обрадовалась девочка. - Может, вместе найдём".

Но это оказался не Петрик, это была Дудкова из соседнего корпуса. Она приходила каждую неделю убирать в квартире, но мама, видно, забыла, что сегодня как раз тот самый день, когда Дудкова приходит делать в доме большую уборку.

- Здравствуй, Каролинка, - весело сказала Дудкова. - Что, мамы нет дома? Пошла на работу? У неё сегодня дежурство? Да, да, работать в больнице, когда у тебя ребёнок, не так-то просто! А ты что такая хмурая, Каролинка? Заболела, что ли? Личико у тебя раскраснелось, словно от гриппа. Если надо, я спущусь вниз, из телефонной будки позвоню маме.

- Нет, нет, у меня всё в порядке, - поспешила заверить Дудкову Каролинка. - Я только так... Одна вещь у меня потерялась.

- При уборке найдётся, - утешила девочку Дудкова. - Я это учту. Чаще всего пропажа находится, когда метёшь, уж ты мне поверь.

Но Каролинка, не слишком доверяясь утешительнице, стала искать сама. Раза три, наверно, переставила она всё на столике, но мелка там не оказалось. Потом она посмотрела на туалетном столике у тети Агаты - думала, может, мама положила мелок туда по ошибке. Как бы не так! И там мелка не было!

"Что же теперь будет? - думала в отчаянии Каролинка. - Такой хороший, славный волшебный мелок, и нет его. А ведь мы с Петриком хотели нарисовать столько разных вещей. И некоторые очень важные!"

- Ну что, не отыскался этот твой карандашик? - спросила Дудкова, входя со щёткой в комнату. - Не огорчайся. Мама купит тебе новый. Конечно, купит. А я принимаюсь за уборку. Бумажонок тут накопилось!... И пыли...

Сказав так, Дудкова прошлась щёткой под столиком и вымела оттуда бумажку.

- Каролинка, эта бумажка тебе не нужна, а? А вон там под кроватью валяется тряпка. Голубенькая!

Дудкова нагнулась и схватила с пола нечто похожее на кусок голубого то ли бархата, то ли меха. В ту же секунду послышался пронзительный вопль, который был не чем иным, как душераздирающим мяуканьем!

- Аааах! - произнесла перепуганная насмерть Дудкова и села на пол от удивления - то, что она держала в руках, вовсе не было тряпкой, это оказался - представить только! - голубой хвост голубого кота. Каролинка оцепенела от ужаса.

Что-то теперь будет?

К счастью, ничего особенного не произошло. Кот вырвал свой хвост у Дудковой и, оскорблённый, отскочил в сторону и фыркнул. Затем он выбежал из комнаты.

- Голубая кошка! - воскликнула Дудкова, которая обрела наконец дар речи. - Голубая кошка! Впервые вижу такое. Откуда она взялась? - обратилась Дудкова к Каролинке.

- Сама не понимаю, - заметила Каролинка. Она действительно не знала, как объяснить присутствие кота в комнате.

Но Дудкова решила загадку самостоятельно.

- Знаю, знаю, в чём тут дело! Ваша кошка... Грация, или как там её зовут, попала случайно в голубую краску. Надо её поймать и вымыть в ванне. Бедное животное... Голубая кошка!

- Почему ж бедное? - спросила Каролинка. - Мне кажется, это очень красиво!

- Красиво, красиво... - отозвалась, пожав плечами, Дудкова. - Да ведь она не похожа на всех остальных кошек. Разве это приятно - быть ни на кого не похожим?

- Понятия не имею, - прошептала Каролинка. - Может, приятно.

- Знаешь что, Каролинка, сбегай-ка посмотри, куда эта кошка запропастилась. Найдёшь - запри в ванной. Я её ещё вымою.

- Хорошо.

И Каролинка стала рыскать по квартире в поисках кота. Но не затем, чтоб схватить его и запереть в ванной. О нет! Планы насчет кота были у Каролинки совсем другие. Кота, впрочем, она отыскала без труда. Он сидел преспокойно на диване в комнате мамы и умывался лапкой, как умываются все коты на свете.

- Ты здесь! - обрадовалась, увидев кота, Каролинка.

- Здесь! А почему б мне здесь не быть? Эта славная женщина потревожила, правда, мой сон, но я могу поспать и здесь, на диване, пока твоей мамы нет дома.

- Знаешь, Дудкова хочет тебя выкупать, она думает, что ты крашеный!

- Этого ещё не хватало! - замахал кот в возмущении хвостом. - Мыть настоящего голубого кота! Не нравится мне эта Дудкова вместе со своими идеями! Слушай, Каролинка, нельзя ли нарисовать какую-нибудь другую женщину, которая занялась бы тут уборкой, а?

- Нельзя, - покрутила головой Каролинка. - Нельзя, потому что все мы Дудкову очень любим. И она очень хорошо ко всем нам относится и помогает маме по хозяйству, часто работает дольше, чем должна, и не берёт за это денег. На Дудкову всегда можно положиться, так говорит мама.

- Вот оно что. Тогда прошу прощения. - Вид у голубого кота был смущённый. Чтоб замять этот разговор, он решительно сказал, умывая лапой правое ухо:

- А ты знаешь, что случилось с твоим мелком? Мне кажется, ты ищешь его...

- В том-то и дело, что я волнуюсь, - призналась Каролинка. - Я в отчаянии. Я уже всюду искала...

- Напрасно, напрасно, - заметил кот. - Мелок забрала случайно твоя мама. Если не ошибаюсь, он находится сейчас у неё в сумочке. Может, маме показалось, что это её авторучка?...

- Мама забрала с собой мелок! - простонала Каролинка. И тут же подумала: "А что если мелок выпадет у мамы из сумочки и потеряется навсегда?"

- Что ты собираешься делать? - спросил кот.

- То есть как "что"? Я должна как можно скорей ехать к маме в больницу. Мама очень не любит, когда я там бываю. Но другого выхода у меня нет.

- А я за это время отосплюсь, - сказал зевая кот. - Разлягусь на постели, как только уйдёт твоя любимая Дудкова.

Каролинка хотела сказать, что она не разрешает ему всякие словечки насчёт Дудковой, но как раз в эту минуту Дудкова заглянула в комнату. Счастье ещё, что она не заметила голубого кота, который мгновенно свернулся в клубок, дерзко прикинувшись голубой подушкой на диване.

- До свиданья, Каролинка! - сказала Дудкова. - Я ухожу. Скажи маме, что приду послезавтра.

- Хорошо, - ответила Каролинка, - до свиданья!

Едва за Дудковой затворилась дверь, Каролинка надела плащ, причесала чёлку - маме очень не нравилось, когда Каролинка ходила растрёпанная, - выяснила, есть ли у неё деньги на автобусный билет и ключи, и поспешила на улицу.

Она ещё проверила, захлопнулась ли дверь от квартиры, и стала спускаться по лестнице. На первом этаже она встретила Петрика.

- А я к тебе, - весело сказал Петрик, ещё не подозревая, какие у Каролинки неприятности. - Я уже сделал все покупки для мамы. - И Петрик показал набитую свёртками сетку. - Снесу сейчас это всё наверх, и мы можем играть. Дашь мелок, правда? - спросил он шёпотом.

- Не знаю, дам ли, - жалобно проговорила Каролинка. - Не дам, потому что у меня у самой его нету!

- Как это "нету"? - Петрик даже испугался.

- Нету, потому что он у мамы в сумочке! Я еду в больницу! Жди меня!

          
ПОЛНЫ РУКИ РАБОТЫ

Увидев в проходной Каролинку, мама забеспокоилась.

- Что случилось? Я так перепугалась, когда пан Ян позвонил мне!

Пан Ян - это был вахтёр, который сидел в проходной и проверял пропуска у тех, кто входил в больницу. Ведь не каждому можно туда войти. И вот Ян сообщил маме по телефону, что её хочет видеть дочка.

- Что случилось? - повторила мама.

- Ничего, - выдавила из себя Каролинка. - Приходила Дудкова...

- Знаю, что приходила... Она должна была сегодня прийти! Ты затем и приехала, чтоб сообщить мне об этом? Ты всегда такая умная и послушная... Что такое стряслось сегодня? Ты знаешь, я не люблю, когда ты одна ездишь в автобусе. Может, бюро добрых услуг опять прислало поваров или уборщиц или я там не знаю кого?

- Нет, нет, никого не прислали, - тихо сказала Каролинка и опустила голову. Ей по-прежнему не хватало духу сказать маме, зачем она явилась в больницу. А дело-то было важное.

- Что такое случилось, дочка? У тебя личико раскраснелось... Может, ты больна?

Каролинка молча помотала головой.

- Тогда скажи, в чём дело. Даже если ты что-то натворила, я не буду сердиться, мы вместе поговорим, подумаем, как всё исправить. Ну что? Может, потеряла ключи от квартиры? Или... Никак не могу понять, почему ты молчишь...

Тут мама посмотрела на часы.

- Ой, мне пора наверх, надо давать детям лекарства и делать уколы. Я заберу тебя наверх, ты подождёшь меня в дежурной комнате. - И мама обратилась к вахтёру:

- Дайте, пожалуйста, Ян, самый маленький халат для моей дочки. А плащ мы оставим в гардеробе.

Каждый, кто входит в больницу, обязательно должен надеть белый халат, как доктор или сестра. Каролинка была уже несколько раз в больнице, и длинный белый халат с длинными рукавами ей очень нравился. Она представляла себе тогда, что она доктор.

На этот раз, однако, несмотря на красивый халат и на то, что Ян, как обычно, шутил и уверял, что Каролинка выглядит, как настоящий доктор, девочка была по-прежнему озабочена. Мама не знала, что и думать, и глядела в молчании на свою единственную дочь, пока они ехали в лифте наверх. Они прошли по длинному белому коридору и очутились в дежурной комнате. Там другие сёстры, мамины подруги, поздоровались с Каролинкой.

- Ну что, - спросила пани Люцинка, - ты так соскучилась по маме, что за ней приехала?

А пани Янечка шутит, что Каролинка хочет, наверно, научиться делать уколы.

Каролинка чуть улыбнулась, так, из вежливости, и стала наблюдать за тем, как мама готовит шприцы для уколов.

Какие несчастные эти больные дети! Не могут ни бегать, ни играть. Каролинке их очень жалко. Они лежат в своих кроватках, все забинтованные, у некоторых ноги задраны вверх - подвешены на специальных блоках, чтоб после перелома срослись как следует. Бедные-бедные. Им не только очень больно, им ещё очень скучно.

- Ну, Каролинка, - говорит мама, - у меня свободное время, пока кипятятся инструменты. Видишь, все сёстры разошлись по палатам, скажи мне быстро, в чём дело.

- Дело в этом мелке, - заикаясь, выдавила из себя Каролинка.

- В каком мелке? Ничего не понимаю, дочка.

- Ты забрала по ошибке мой мелок.

- Так ведь я ж дала тебе денег, чтоб ты купила себе целую коробку новых хороших мелков!

- Да, - отвечает Каролинка, а сама умоляюще смотрит на мать. - Но этот мелок самый красивый. Я люблю его больше других.

Мама только покачала головой.

- Какая ты упрямица, Каролинка. - И мама подходит к своему шкафчику, снимает с полки сумочку, а из сумочки вынимает... мелок!

- Этот и есть твой любимый? - спрашивает она, протягивая мелок Каролинке.

- Этот, мамуся! Этот!

И Каролинка - сама не своя от счастья оттого, что держит в руке голубой мелок. Если б не мама, она бы его поцеловала!

- Вот и всё горе? - спрашивает мама и добавляет: - Ах, Каролинка, если б ты только знала, какое горе у тех детей, которые тут лежат!

Каролинка хочет сказать маме, что этот мелок не простой, что из-за него стоило и поволноваться, но ведь нельзя ж говорить об этом. А детям, которые тут лежат, Каролинка с удовольствием поможет. Пусть сразу поправятся!

"Будь у меня голубая бусинка, я могла б попросить её об этом, - вздохнула Каролинка. - Но у меня всего лишь мелок... Мелком можно только рисовать. А ведь здоровья не нарисуешь".

- Раз пропажа нашлась, возвращайся, дочка, домой, - говорит мама и целует Каролинку на прощанье. - Сама съедешь вниз, ладно? Я сегодня, наверно, немножко задержусь, у нас много работы.

- Спасибо, мамочка! Ты ужасно добрая, - говорит Каролинка. И направляется по коридору к выходу. Вдруг она слышит, кто-то её зовёт. Каролинка сперва подумала, что это ей показалось, но вот она вновь слышит своё имя: "Каролинка! Каролинка! Поди сюда!"

Каролинка остановилась в нерешительности, не понимая, откуда доносится голос, и лишь через некоторое время заметила, что дверь в одну из палат приоткрыта. Сквозь щёлку она увидела стоящие в ряд кровати, на которых лежат дети. Один из них, маленький мальчик, не лежал, он сидел на своей кровати и, не переставая, махал рукой Каролинке.

- Каролинка, - повторил он, - зайди, не бойся.

Каролинка заглянула в приоткрытую дверь и лишь теперь узнала мальчика. Разумеется, это был Адам из крайнего корпуса. И Каролинка припомнила, как неделю назад Дудкова рассказала, что Адама сбил велосипедист.

- Забрали мальчонку в больницу, - закончила она тогда свой рассказ, - нога у него сломана.

Каролинка стоит уже на пороге и спрашивает:

- Тебе больно, Адам, да? Когда ты будешь ходить?

- У меня уже не болит, может, дней через десять я вернусь домой, - говорит Адам. - Иди сюда, Каролинка. Расскажи что-нибудь, мне очень скучно.

- Сюда, наверно, нельзя, - шёпотом отвечает Каролинка. И оглядывается, не следит ли за ней кто-нибудь из коридора. Вдруг начнут кричать, что она забралась в палату! Но в коридоре - никого.

- Заходи, - повторяет Адам. - Ну, пожалуйста! Зайди на минутку! Ведь ты в белом халате, а в халатах к больным можно.

Каролинка не так уж уверена, что можно: сегодня впуска в больницу нет, но как отказать человеку, у которого нога в гипсе? И Каролинка торопливо на цыпочках входит в палату.

- Скажи, что у нас во дворе? - Адаму во что бы то ни стало надо знать, что делается на Цветочной улице.

- Почти все разъехались, - говорит Каролинка. - Только Дорота и Агася ещё не уехали, ждут, когда их папе дадут отпуск. И Петрик тоже пока дома. Он с мамой поедет в горы, а когда у моего папы будет отпуск и у мамы тоже, то мы поедем к морю. Лешек и Яня поедут скоро в детский лагерь. А ты, когда поправишься, тоже куда-нибудь поедешь?

- К бабушке и дедушке в лесничество! Знаешь, там, где дедушка, есть косули. И кабаны тоже. А зимой воют по ночам волки. А я волков нисколько не боюсь!

- А я боюсь! - говорит Каролинка. - Волки бросаются на людей и рвут их на части. Мне нравятся белки!

- Мне тоже нравятся белки! Знаешь, у моего дедушки есть одна такая белочка, которая приходит сама и берёт из рук орешки. Вот бы сюда такую белку! - И Адась тяжело вздохнул. - Только этого всё равно не будет: белки в больницу не приходят...

И тут Адась заметил, что Каролинка держит в руке голубой мелок.

- Дай мне мелок! - воскликнул он, просияв от счастья. - Я буду рисовать! У меня даже тетрадка есть, а вот мелков нету! Мама обещала, что в воскресенье принесет целую коробку, знаешь, большую такую коробку? Дай мне пока этот мелок!

- Я не могу! - И Каролинка спрятала руку с мелком за спину.

- Дай! Я очень тебя прошу! - Адась готов был расплакаться.

Как тут быть? Бедный Адась, он так болен, лежит целые дни в постели, скучает... И в то же время Каролинке страшно было дать ему мелок. Во-первых, Адась может его сломать, во-вторых, неизвестно, что ещё он нарисует и что из этого получится, а в-третьих, нельзя же дать ему мелок, а потом его отобрать, тогда все ребятишки из окрестных домов будут бегать за ней и дразнить: "Жадина-говядина, жадина-говядина".

Что делать? Лучше всего выйти поскорей из палаты, и делу конец.

- Мне так хочется, чтоб у меня была белка, пусть даже на рисунке, - и Адась вздохнул.

- Что ты тут делаешь, Каролинка? - послышался знакомый голос. Каролинка поспешно обернулась - в дверях стояла пани Люцинка.

- Тётенька-сестричка, - закричал Адась (к сестрам в больнице так и обращаются: "тётенька-сестричка"). - Тётенька-сестричка, вы не сердитесь на Каролинку, это я её позвал. Она живёт в соседнем доме. Мне так скучно! Разрешите, пожалуйста, чтоб она немножко со мной поиграла! Я всё время так хорошо себя веду! Никогда ещё в жизни я так хорошо себя не вёл, как в больнице. Я не плачу, когда мне делают уколы! И не капризничаю, когда дают лекарства! И витамины тоже глотаю. Позвольте, а?

Слыша всё это, пани Люцинка не выдержала и расхохоталась.

- Наверно, ты, Адам, адвокатом станешь. Так ты умеешь за себя постоять. Ну, ладно. Раз уже Каролинка в халате, можно остаться ей на минуту, но только на одну минуту! Помни об этом, Каролинка!

- Хорошо, - сказала Каролинка, - мне всё равно надо идти.

- Но когда будешь уходить, отдашь мне мелок, да?

Адась смотрел на неё такими глазами, что Каролинка не могла ему отказать. Она сказала:

- Хорошо, я дам тебе мелок, но только на время. Не навсегда, понимаешь? Навсегда не могу. Если хочешь, завтра моя мама принесёт тебе в больницу новые мелки. Это будет мой тебе подарок. Ладно?

- Ладно, - согласился Адась. - Только смотри не забудь. А теперь я нарисую белку.

И не дождавшись ответа, Адась схватил мелок и принялся рисовать.

"Что теперь будет? Что будет?" - думала с тревогой Каролинка, наблюдая за тем, как Адась водит мелком по бумаге. Откровенно сказать, рисовал он не очень здорово. И зверёк слабо напоминал белку. Но хвост Адась пририсовал ему большой и пушистый. Стоило Адасю сделать последнюю чёрточку, как странное животное соскочило с бумаги и превратилось в живую белку. Но это была не обыкновенная белка, совсем даже нет! Это была голубая белка, больше похожая на кенгуру, чем на белку. Но главное было то, что ребятам в палате она очень понравилась. Сперва она уселась у Адама на подушке, потом устроилась на спинке его кровати, потом перескочила на блок, к которому привязана была нога Адама.

- Какая красивая! - хором воскликнули ребята. - Ещё нарисуй! Ещё! Я хочу, чтоб у меня была собака!

- А я хочу тигра!

- А я кролика!

Счастье ещё, что Адась засмотрелся на белку, и Каролинке удалось вынуть у него из пальцев мелок. Она собралась уже выскользнуть из палаты, но вдруг какой-то малыш, совсем ещё маленький мальчик, может, лет трёх, закричал, что ему надо кролика. Разве можно уйти спокойно домой, если знаешь, что у тебя мелок, которым ты нарисуешь кролика? Нет. Не таким была человеком Каролинка, чтоб не доставить удовольствие карапузу. Она взяла у Адася тетрадку, и, раз-два, нарисовала кролика. Пожалуй, уши у кролика были длинноваты, но важно ли это, если он тут же принялся скакать по одеялу, а малыш запищал от восторга.

Кролик был голубой и выглядел совсем как плюшевый, зато резвился, как настоящий. Каролинка покатывалась со смеху, глядя, как он скачет, встаёт на задние лапки, как шевелит своими непомерно длинными ушами.

Теперь дети знали: если Каролинка рисует какого-нибудь зверька, тот оживает. И все закричали, чтоб она рисовала ещё и ещё.

И Каролинка принялась рисовать. Может, не каждый рисунок был удачный, но главное было то, что это всем очень нравилось. Разве мог не нравиться, например, ушастый ослик, очутившийся возле кровати мальчика с забинтованной головой? Что из того, что ослик был голубой, хотя ослики бывают серые? Это неважно, совсем неважно. Или забавная лохматая собачонка - голубая, с белыми пятнами! Какая она славная! Как преданно сидит у кроватки Богуся!

Как весело стало вокруг! Все веселились напропалую, забыв про болезнь. Но веселились при этом молча, потому что шуметь в больнице строго запрещается!

И хотя мальчики не шумели, об их затеях проведали каким-то образом девочки. Одна из них, ходившая уже на костылях, пришла попросить Каролинку, чтоб та и к ним заглянула.

- Для мальчишек рисуешь, а для нас нет? - так заявила она.

И Каролинка согласилась. В самом деле - можно ли отказать девочкам? Каролинка рассталась с мальчиками, и на прощание они прокричали шёпотом:

- Да здравствует Каролинка!

Девочки с нетерпением её ожидали. И сразу засыпали просьбами. Две девочки пожелали, чтоб у них были куклы с кроватками, а одной девочке захотелось, чтоб было уже тепло, цвели цветы и летали бабочки. Ещё одна девочка попросила воздушный шарик. Заказов было столько, что Каролинка едва поспевала. Хорошо ещё, что Адась подарил ей тетрадку - на чём бы иначе она рисовала? Всякий знает: ни на стене, ни на двери рисовать нельзя.

Комната девочек стала совсем голубая. У каждой теперь было что-нибудь синенькое. В довершение всего, чтоб было ещё красивей, Каролинка нарисовала две хорошенькие голубые вазочки с голубыми цветами и, как только те стали настоящими, поставила их на окошке.

- Ты очень хорошая, Каролинка! - сказали все девочки.

Они попросили ещё, чтоб Каролинка нарисовала игрушечную плиту и чтоб вместе с ними устроила большой кукольный пир, как вдруг в коридоре раздался негромкий звонок.

- Что это? - забеспокоилась Каролинка.

- Это значит, что сейчас придут врачи, чтоб узнать, как чувствуют себя дети.

- Тогда я убегаю! - вскрикнула Каролинка. Она помахала на прощанье рукой, в которой был зажат мелок, и побежала к лифту, путаясь по дороге в полах своего халата.

Съехав вниз, она могла, к счастью, оставить его в проходной и надеть свой собственный плащ. Мелок она сунула в карман.

"Интересно, чем занят дома голубой кот, - подумала уже в автобусе Каролинка. - Отлёживается, наверно, на моей постели и понятия не имеет, что за это время произошло".

И тут Каролинка вспомнила: да ведь она же велела Петрику, чтоб тот поджидал её!


<= предыдущая >>>>> следующая =>

          

Sanki.narod.ru , заходите ещё.
Библиотеки , ссылки.



Hosted by uCoz